Половникова Александра Гавриловна

Половникова Александра Гавриловна родилась 19.12.1923 года.

В конце 1942 года Саше исполнилось 19, ее, как комсомолку, и еще 20 девушек мобилизовали в действующую армию. Курс молодого бойца проходили в Воронеже. Там девушки приняли боевое крещение. «Мы были прожектористками, поэтому в бомбежку выходили на позицию, – рассказывает Александра Гавриловна. – Нужно было так повернуть прожектор, чтобы ослепить летчика вражеского самолета, не дать ему скинуть бомбы.

В одном бою над Воронежем мы сбили одиннадцать самолетов». Страшно было молодым девчонкам на фронте, очень страшно. В трудные минуты боя, при бомбежке здоровые мужики «ломались» психологически, а здесь девчонки по 18-19 лет… Они могли преодолеть страх, чтобы выполнить задание. Потом была Курская дуга.

Не зря эту операцию называют переломной в Великой Отечественной войне – в смертельной схватке как будто сцепились два раненых зверя, и останется только один. Немцы сопротивлялись ожесточенно, не менее ожесточенно боролись советские солдаты. Ни на минуту не прекращались авианалеты, поэтому зенитчицы и прожектористки сутками стояли на боевом посту.

В одном из боев Саша получила контузию. Она работала на звукоулавливателе и была в шлеме. Началась сильная бомбежка, и в этом хаосе не услышала команду «Снять шлемы». Рядом разорвалась бомба, в ушах звенит. Командир подбежал, стащил шлем, что-то кричит, а Саша ничего не слышит и не понимает. Месяц лежала в госпитале, пока слух не вернулся.

Наши войска взяли Курск, но бомбежки не прекращались. День за днем, километр за километром шли наши солдаты на Запад, движимые одной целью – полный разгром врага. На их пути встала мощная река Днепр. По западному берегу фашисты построили укрепленный вал. Задача нелегкая – форсировать Днепр и взять Киев.

На понтонной переправе встретила Саша своего будущего мужа. Михаил был шофером, возил прожектора. И надо же такому случиться – прямо перед понтоном заглохла машина: бензин кончился. Образовалась пробка, офицер кричит: «Расстрелять!». А ей жалко стало парня, заслонила Михаила собой и говорит: «Стреляйте в меня». Офицер еще больше сердится: «Девушка, отойдите!». Саша уперлась: «Не уйду, это мой жених». После этих слов остыл офицер, отменил приказ о расстреле. Благополучно кончилось эта история для сибиряка: дали ему бензина, и он переправился на тот берег.

Сколько погибло солдат во время форсирования, сколько потонуло в холодной воде Днепра, не сосчитать. Девчатам-прожектористкам повезло: они переплыли реку и разместились в освобожденном Киеве. Мокрые, замерзшие, они пытались найти пристанище, но город словно вымер – местное население попряталось. Они зашли в один из домов, увидели патефон, завели, и давай танцевать. Что поделать, молодость даже в самое лихое время берет свое. Вскоре и война закончилась.

Вернуться в раздел "ИСТОРИЯ ВОЙНЫ В ЛИЦАХ"